20:55 

Ева_де_Лакруа
Глава 3

Те два выходных дня, предоставленные Фэнтоном, Ева просто существовала. Мартини ворвался в ее настоящее из самого потаенного прошлого, которое она пыталась укрыть в своей душе. Ева не могла найти себе места, слоняясь по квартире. Друзей у нее не было, ей не с кем было даже поговорить. И, как назло, закончились все сигареты - к вечеру второго дня девушка скурила все заначки в доме. Она решила прогуляться, а заодно и купить сигареты.
Ева купила сигареты, но ей совершенно не хотелось идти домой. Так как в Нью-Йорке, куда ее переместили из Праги в одну ночь, она жила несколько месяцев, то открыла для себя несколько злачных мест, в которых она могла позволить себе расслабиться. Одним из таких баров был «Красный дракон». Ева решила отправиться туда.
Было около полуночи и народу привалило достаточно. В основном молодые люди и семейные пары, а также иностранцы. Еве повезло - в баре, где она обычно снимала усталость после тренировок, смену принимал ее любимый бармен. Его звали Джонни. Этот парень веселил девушку - его желтые очки, которые он всегда носил, придавали ему оригинальности. Еву он покорил тем, что уже после первой встречи запомнил имя девушки, и какие сигареты она предпочитает курить. А для нее это было очень важно. Ева и Джонни успели даже немного подружиться. Девушка села за стойку бара. Джонни вынырнул снизу, оттуда, где стояли бутылки со спиртным. Широко улыбнувшись, обнажив свои белые зубы, он поприветствовал гостью:
- А, Ева, привет!
- Привет, привет, желтоглазый Джонни!
- Я у тебя прямо как индеец! Что будешь пить?
- Да даже не пить, а напиваться, - ответила девушка скептически.
- Я не спрашиваю, что у тебя произошло, - сказал Джонни.
- Правильно, Джонни. Наливай мне Мартини Бьянко и не забудь положить оливки, - после того как Ева сделала заказ, ей в голову пришла мысль, что одна бутылка Мартини будет сегодня не последней. Джонни оставил девушку на растерзание мрачным мыслям. Ева решила закурить, но зажигалка не работала.
- Опять губишь свое здоровье, - послышался женский голос.
Повернув голову, Дали увидела перед собой Киру Рэндалл. У нее изо рта чуть не выпала сигарета - Ева была откровенно удивлена ее появлению. Девушка села рядом с ней, ожидая бармена.
- Что ты тут делаешь? - спросила Ева удивленно.
Кира, немного помолчав, ответила:
- Есть вещи, о которых ты никогда и никому не рассказываешь, но наступает такой момент, когда тебя все это переполняет, пытаясь вырваться наружу. Я пришла сюда в надежде утопить все это в алкоголе.
В это время подошел Джонни. Посмотрев сначала на Еву, а потом переведя взгляд на Киру, он проговорил шутливым тоном:
- Ого, да сегодня какой-то странный день! Красивые девушки напиваются…
- Заткнись, и дай мне прикурить! - с тем же шутливым тоном ответила Ева ему. Джонни осведомился у Рэндалл, какие напитки она предпочитает пить.
- В которых выше градус, - ответила девушка.
Джонни многозначительно посмотрел на Еву, и у них с губ одновременно слетело слово «текила». Девушки сидели молча, пока бармен готовил Кире напиток. Ева нарушила молчание первая:
- Кира, ты спасла мою задницу. Мне вообще трудно это говорить, но большое спасибо тебе.
Кира посмотрела на Дали и улыбнувшись сказала:
- Теперь ты у меня в долгу.
- О, только не проси меня бросить курить! Я лучше сразу застрелюсь!
Кира и Ева рассмеялись. Девушки разговорились, но как-то обходили то, что произошло на задании. Они ничего не знали друг о друге, но это их не тяготило. И все-таки этот момент настал, и Кира спросила:
- Раз я спасла твою прокуренную задницу, может, скажешь, от кого?
- Сложно раскрыть душу кому-то, - серьезно сказала Ева, глядя Кире в глаза. Девушка помолчала какое-то время, а потом закурила и начала свой рассказ:
- Все это дерьмо, которое приключилось со мной, началось задолго до моего занятия бизнесом. Моя мать оставила меня в родильном доме, на то у нее, конечно, были свои причины – в тот год, когда я родилась, в Барселоне было крайне неспокойно. Гражданская война была в самом разгаре. Именно по причине того, что моя мать была не в состоянии прокормить меня, была молодой и неопытной, она и отдала меня в интернат. А интернат в Барселоне как тюрьма, не в смысле условий - условия были вполне приемлемыми, а в плане порядков, которые там царили, как наверное, в любом подобном заведении. Еще в самом раннем возрасте я начала учиться выживать в нем. Много раз нас закрывали в кладовках из-за драк, которые мы устраивали - каждый старался выжить по-своему. Как-то летом, когда мне было 15 лет, нас повели на мюзикл «Нотр Дам де Пари». Я до слез прониклась этим произведением и с того самого дня я прониклась словом «искусство» - начала копить деньги на книги по искусству, почти не курила, чтобы сэкономленные деньги положить в копилку. Несколько раз даже воровала альбомы известных художников в книжных магазинах. И в итоге в 19 лет я знала об искусстве больше, чем директор интерната. Я была благодарна той сучке, которая меня родила, только за фамилию, которая хоть как-то сближала меня с миром искусства, - Ева вдохнула табачный дым и стряхнула пепел с сигареты в пепельницу, затем она продолжила:
- Зимой я узнала, что в начале лета к нам приедет экспозиция. Там были и картины Сальвадора Дали. Сам Бог послал мне эту выставку. И вот настал этот долгожданный день. Поскольку я была самой взрослой из тех детей, которые воспитывались в интернате, меня отпустили одну. Этот день был для меня настолько важным, что я надела свой любимый белый костюм, на который заработала, вкалывая на заводе. У меня перехватило дыхание, когда я зашла в фойе. Я стояла как завороженная, смотря на представленные картины. Иногда мне хотелось ущипнуть себя, чтобы доказать себе, что это не сон. Наконец я вошла в залу, в которой были выставлены картины Сальвадора Дали. Мое сердце учащенно забилось. По прошествии всех тех лет, в течение которых я увлекалась искусством, я поняла, что Дали стал моим любимым художником. Мне казалось, что нет ничего, что я не знала бы об этом художнике, и я ощущала, что моя фамилия связывала меня и этого гения невидимыми нитями. И, конечно, у меня была любимая картина, которая в полной мере отражала мою жизнь, мой внутренний мир - это картина «Постоянство памяти». Когда я подошла к ней поближе, я просто затаила дыхание. Я обернулась, и обнаружила, что в зале помимо меня больше никого нет, я решила прикоснуться к миру прекрасного. И как только мои пальцы приблизились к полотну, я услышала голос за своей спиной:
- Милое создание, вы хотите попасть в тюрьму за порчу государственного имущества? Позади стоял мужчина, на вид ему было около 40 лет, в костюме лимонного цвета и ослепительно белой шляпе. Улыбка играла на его лице. Я невинно смутилась:
- Простите, - пролепетала я.
- Вы любите творчество Сальвадора Дали? - заинтересованно спросил мужчина.
- Это мой любимый художник - сюрреалист.
- В вашем возрасте я очень редко встречаю девушек, увлеченных искусством. Они все заинтересованы другим.
Его глаза, голубые как самое ясное небо, внимательно рассматривали меня. Я не могла выдержать этот взгляд и развернулась, делая вид, что продолжаю рассматривать картины. Но тем не менее я все еще ощущала его взгляд на себе.
- Хотите, я куплю для вас эту картину? – спросил он. Я удивленно посмотрела на него.
- У вас не хватит на это денег! Мужчина рассмеялся в ответ:
- О, поверь, юное создание, деньги для меня не являются проблемой.
- Я не принимаю подарков от незнакомых мужчин. Простите, но мне пора. Прощайте.
- Я бы сказал «до свидания», милая леди, - его голос заполнял залы выставки.
Выскочив из помещения, я почувствовала себя необычно. Этот мужчина как-будто очаровал меня, но я не могла доверять ему. Ни ему, ни кому бы то ни было еще.
Выйдя из здания музея, мужчина в костюме лимонного цвета подозвал к себе двух мужчин. Медленно и четко он проговорил:
- Мюррей, Кроу - вы должны узнать все о той девушке, которую я видел сегодня в выставочной зале.
Несколько дней я не могла думать ни о чем и ни о ком, кроме этого импозантного мужчины. Я несколько раз вновь и вновь проходила по выставочным залам, но, к моему сожалению, он не появлялся. Меня это страшно бесило, я боялась попасть в одну из ловушек моей души. Так прошло еще несколько дней. Однажды после работы я возвращалась в интернат и не смогла пройти мимо только что открывшегося книжного магазина. Меня там еще не знали. По прошествии нескольких минут за мной гнались два охранника, но на мне были кеды, и поэтому убегать было крайне легко. Книга, которую я стащила, была у меня в рюкзаке, который висел на спине. Когда я оторвалась от преследования, я остановилась возле слепого окна и уже собиралась открыть рюкзак, чтобы получше рассмотреть свой трофей, как вдруг услышала этот проникновенный голос:
- А… Вот как вы предаетесь силе искусства, мадемуазель Дали, - он стоял, облокотившись на черный Мерседес, в костюме цвета морской волны, так подчеркивающий его глаза. Я уселась на окно, и стала болтать усталыми ногами. Он подошел ближе.
- Можно полюбопытствовать, что же вы стащили? – спросил мужчина.
Я вытащила книгу из рюкзака и подала ему. Книга была в кожаном переплете с инкрустированной застежкой. Он открыл книгу и улыбнулся, проговорив:
- Достоевский, «Преступление и Наказание», на языке оригинала. Не дурно, не дурно, мадемуазель Дали. В вашем случае - эта книга как раз для вас.
Я скривила улыбку.
- Вы знаете русский язык? - спросил он.
- Я знаю русский, английский, французский и испанский соответственно, - ответила я.
- Какая целеустремленность. Да, такие книги, живя в интернате, не купишь.
Меня это очень задело. Стоп! Откуда он знает, что я живу в интернате? Черт, и он назвал меня по фамилии!
- Скажите, откуда вы знаете мое имя? И почему следите за мной? Кто вы такой?
Он опять улыбнулся:
- Я отвечу на ваши вопросы. Для начала действительно стоит представиться.
Он деликатно снял шляпу:
- Меня зовут сэр Доменико Мартини, - он улыбнулся. - Всегда к вашим услугам. Я являюсь меценатом крупнейших музеев мира. Спонсирую и помогаю в организации различных выставок, перечисляю деньги на счета различных союзов искусств, занимаюсь благотворительностью. Рядом с вами я в данный момент потому, что сам собирался зайти в магазин, из которого вы только что украли книгу. Он замолчал. Я вопросительно посмотрела на него.
- Так откуда вы знаете мое имя? Он подошел ко мне вплотную, пристально посмотрел в глаза, наклонился над ухом и зашептал:
- Ева, я считаю, что должен вам сказать о том, что видел огромное количество произведений искусства. Они могут сводить с ума, вызывать у вас желание узнать о них все, желание завладеть ими...
Молчание. Пауза...
- Простите, Ева, мне мою маленькую бестактность, но вы - самое совершенное произведение искусства, которым я хочу завладеть. Отстранившись, он снова заговорил привычным голосом:
- Я ответил вам на ваш вопрос?
- Да, - я несколько опешила. Его шепот, его губы… Я кожей чувствовала его дыхание. Этот человек обрел надо мной власть. Рядом с ним, казалось, что вести себя адекватно просто невозможно, я не могла контролировать свои поступки. Чтобы он не сделал, о чем бы он ни говорил - все казалось мне совершенным... Он был моей первой любовью... В тот день, когда мне исполнилось 20 лет, я переехала жить к нему в Нью-Йорк... Я жила как королева. Доменико одаривал меня богатыми подарками, возил меня на курорты. Он боготворил меня, как маленькую девочку, девушку, женщину. Он же был для меня всем: отцом, которого у меня никогда не было, другом, который выслушивал меня, когда мне было плохо. Наконец, он был превосходным любовником.
В тот год, который я жила у него, я не тратила бесцельно время. Однажды Доменико сказал, что я очень способна к работе и учебе, и поэтому его решением было познакомить меня с различными влиятельными людьми, политиками и творческими личностями. Он решил посвятить меня в свое дело, хотел, чтобы я работала с ним. Я знала номера его счетов в банке, всю бухгалтерию и прочую важную информацию. Все это опять же доказывало, что я значила для него очень многое. Этот год был для меня обретением рая и низвержением в ад одновременно, - Ева замолчала и снова вдохнула дым. Ей было крайне тяжело рассказывать обо всем этом, но вместе с тем она чувствовала, что ей становится легче. Через минуту девушка продолжила свой рассказ.
- Однажды утром, когда Доменико не было со мной - он любил рано вставать и работать - я проснулась оттого, что в комнате было слишком душно. Одевшись и приоткрыв окно, я услышала какие-то крики. Крики исходили со стороны бассейна. Я сбежала по лестнице вниз и вышла с «черного» входа на территорию бассейна, передо мной открылась ужасная картина: Доменико сидел в шезлонге с пистолетом в руках. Его лицо выражало спокойствие и безразличие. Рядом с ним стояли его люди, их было человек пять. А около бассейна лежал мужчина, он был весь в крови, и он был еще жив. Никто из присутствующих не видел меня. Доменико посмотрел на часы и проговорил:
- Мне очень жаль, Джастин, но я привык к тому, что то, что принадлежит мне, остается у меня навеки. Ты был хорошим управляющим. Джастин попытался подняться и что-то сказать, но его тотчас ударили по лицу. Доменико невозмутимо продолжал:
- Видимо, ты меня не понял. Если ты не принадлежишь мне, ты не принадлежишь никому: ни своей жене, ни своему сынишке Чарли. Ты предал меня, значит, ты предал и их. Прощай, Джастин. Доменико несколько раз выстрелил. Этот нежный, ласковый мужчина, который несколько часов назад так нежно обнимал и ласкал меня, убил человека. Эта картина так поразила меня, что я пулей выбежала из дома. Сев в первую остановившуюся машину, я отправилась, куда глаза глядят.
Это окровавленное тело все еще стояло у меня перед глазами и в ушах, как звон, звучали слова Мартини: «если ты не принадлежишь мне, значит, ты не принадлежишь никому». Этот человек посягнул на самое ценное, что есть у человека - это свобода и жизнь! Если он посягнул на свободу этого Джастина, значит, это может постигнуть и меня. Странно, но раньше я никогда не задумывалась над этим вопросом.
В сумке, которую я успела прихватить из прихожей, было достаточно денег, чтобы снять номер в отеле. Всю ночь я думала над произошедшим. Я словно вырывала из себя частицу себя, частицу чего-то очень дорого и важного. Это как полоснуть ножом по горлу, и не ощущать воздуха! Я решила, что никто не в праве будет ограничивать мою свободу. Выкинув мобильный телефон с бесчисленными непринятыми звонками от Доменико, я утренним рейсом вылетела обратно в Прагу. Конечно, я знала, что он будет меня искать, и я сделала все возможное, чтобы его поиски оказались тщетными. Пока получалось неплохо.
- А деньги? Я слышала что-то про деньги, которые… - Кира не успела договорить, Ева продолжила за нее:
- Я забрала у него со счета 1 миллион долларов за тот моральный ущерб, который он мне нанес. Именно на эти деньги я открыла контору по подделке различных документов, главным образом паспортов. В течение четырех лет я наладила свой бизнес - познакомилась с массой полезных и влиятельных людей, заработала себе репутацию человека, ответственно и грамотно подходящего к своему делу, мои клиенты рекомендовали меня еще кому-то, таким образом, я и моя контора «Мечта» стали популярны в определенных кругах. И в один «прекрасный» день ко мне заявились представители НД6, и прикрыли мою лавочку, предложив работать на них.
В пепельнице была изогнута еще одна сигарета…

@темы: Паутина жизни сирен мегаполиса, Ориджинал, Фанфик, Энтони Хопкинс

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник сирены мегаполиса

главная